© 2019 Станислава Бер.   Если Вам нравится эта страница, расскажите друзьям:

Володя - самовлюблённый молодой человек. Однажды на катке он встречает девушку, похожую на ангела. Умная, красивая, добрая. Эта встреча меняет Володю. Однако его ждёт разочарование. Не всё так, как ему кажется.

Ангелы поскальзываются на льду и валятся в руки незнакомцам. Володя зажмурился, открыл глаза. Нет, не показалось. На катке каталось чудо. Кружился белый снег, и тоненькая девушка в белом костюме. Хрупкое создание в ослепительных лучах прожекторов изгибалось под ритмы нежной музыки, струящейся из динамиков. Казалось, в ней нет ни мышц, ни костей. Гуттаперчевое божество. Он подъехал ближе. Девушка споткнулась, но не упала, он успел подхватить. Взгляды встретились, и Володя обо всём забыл.

Забыл о друзьях-одногруппниках – Юровском и рыжей Ирке, стоящих рядом, смотрящих на него он – с ухмылкой, она – с недоумением. Забыл о вчерашней студенческой вечеринке, где напились в хлам и поспорили, что "испортят" Хорошилова. Володя клялся, что за месяц отличник скатится на двойки, а через полгода его отчислят за неуспеваемость. Легко быть святым, если нет соблазнов.

– Клубы, девочки, спиртное сделают из этого лоха человека, – заявил Володя. – А денег я не пожалею.

– Да ты – не Володя, ты – Воланд, но это я в тебе и люблю. Ирка, разбей, – попросил Юровский. – Проигравший заплатит тебе сто евро.

– Не нужны мне ваши деньги, потому что идея мне не нравится, – буркнула подружка и ушла восвояси.

Утром Ирка отошла и позвала их на каток, где он и встретил это чудо с золотыми локонами, выбивающимися из-под белой шапочки, с глазами цвета полупрозрачного льда. Ангельское личико!

– Как тебя зовут?

– Ангелина, – ответила девушка, и её пухлые губы растянулись в очаровательной улыбке.

Само собой получилось, что он пошёл её провожать и всю дорогу держал за руку. Выпустил только однажды, когда она подобрала коробку бездомных котят в переходе. Жалко же, замёрзнут. Володя залюбовался. Чистый ангел!

– Завтра увидимся? – спросил он, записывая её номер себе в телефон.

– Завтра я работаю.

– Я подъеду за тобой после работы.

Он даже не удивился, когда узнал, что Ангелина работает волонтёром. Кем ещё может работать ангел во плоти? Они сидели в кафе, болтали и смеялись. А когда на прощание он спросил о завтрашних планах, она сказала, что хотела бы встретиться, но не может.

– Сначала учёба, потом буду с ребёнком сидеть.

– Чьим? – спросил Володя, нахмурившись.

– Соседке обещала.

– Уф, – выдохнул студент.

На лекции по финансовому учёту Хорошилов вдруг обернулся с первого ряда, помахал и подмигнул Володе. Юровский сообщил, что позвал отличника в ночной клуб.

– Начнём процесс "морального разложения"? – спросил он с глумливой ухмылкой.

– А, это ты про спор, – сказал Володя, вспоминая.

С каждой минутой эта затея ему всё меньше нравилась. Стало стыдно и нечем дышать. Он встал, вытащил из бумажника цветную купюру и бросил её перед Юровским.

– Ты чего? – опешил бывший друг и соратник по непотребству.

– Я отменяю пари.

Ирка, встряхнув рыжей копной, захлопала в ладоши.

– Никогда, слышишь, никогда не связывайся с такими как он, – сказал Володя, подходя к Хорошилову, указывая на Юровского, и вышел из аудитории.

На улице дышалось легко. Он почувствовал, как чёрная накипь, наслаивавшаяся годами, осыпалась с него как шелуха от семечек. Он даже отряхнулся, чтобы уж точно, до конца.

На свидании с Ангелиной Володя опять держал девушку за руку, ему хотелось её поцеловать, но он не осмеливался. Он вдруг из подлеца превратился в робкого юношу. И ему нравились эти перемены, потому что это и был он, настоящий.

– Расскажи мне о себе, – попросил Володя, когда молчаливые гуляния, взгляды, полные слепого обожания, хоть и доставляли удовольствие, но достигли такого накала чувств, что становилось больно.

– Учусь в медицинском. Люблю животных и детей, коньки и книги.

– А с кем ты живёшь?

– С мамой.

– Познакомишь?

– Зачем? – испуганно спросила Ангелина с испугом в голосе.

– Я хочу попросить твоей руки, – сказал Володя. Без улыбки, без малейшего намёка на шутку.

Ангелина остановилась. Посмотрела с удивлением.

– Я подумаю, – буднично сказала она. Как будто каждый день ей предлагают руку и сердце.

Сердце, кстати, у Володи бухнуло и упало куда-то вниз. Не любит! Не хочет связывать с ним жизнь, быть его навеки. И ноги сами понесли его не домой, а обратно, к ней. Ангелина вышла из подъезда, где он её только что оставил, и направилась к соседнему зданию. Мужчина преклонных лет по-свойски чмокнул девушку в щёку и повёл внутрь. Отец?

Тем же вечером знакомый программист и по совместительству хакер пробил информацию о девушке и поверг Володю в шок. Во-первых, никакая она не Ангелина. По документам – Алина. Во-вторых, замужем. Третьего не дано, но этих двух хватило с лихвой.

 

* * *

Мама любила её наряжать как куклу – пышные платьица, бантики, туфельки.

– Ты – мой ангел, – говорила она, когда в доме были гости, и гладила по златокудрой головке.

Когда никого не было, мать, не говоря ни слова, бросала её с глухой бабкой и уходила из дома. Однажды бабушка заснула перед телевизором и долго не просыпалась. Алина потрогала, холодная. Девочка сидела на своей кровати, обнимая плюшевого мишку, не шевелясь. Мама вернулась через два дня. В Алине что-то сломалось внутри, как в кукле.

 

В 18 лет она выскочила замуж и просила всех называть её Ангелиной. Муж был старый, лысый и умный. Светило, как называли его в медицинском институте. Она позволяла ему себя любить и помогать ей с учёбой. Три года замужества пролетели беззаботно, пока Ангелина случайно не узнала о смертельном диагнозе мужа. Она было расстроилась, но потом взбодрилась. Ничего страшного, нового найдёт, какие её годы.

– Я, наверно, с ним разведусь. Отношения испортились, – жаловалась Ангелина подружке за чаем.

– Он же пылинки с тебя сдувает, – удивилась рыжая Ирка.

– Это только на людях, а дома зверь и тиран.

– Никогда бы не подумала. Ну, ладно, ты не отчаивайся. Разводись. А жениха мы тебе отыщем, – подбодрила подружка, готовая всегда прийти на помощь.

Ирка обладала редким даром в каждом человеке видеть только хорошее. Глупость, конечно, но для Алины полезно.

– Кстати, в вашей финансовой академии есть интересные парни?

– Юровский вроде ничего. Приходи на вечеринку. Я вас познакомлю.

– Нет. На вечеринках знакомятся для секса, а мне нужен новый муж. Лучше приведи его на каток. И своего ненаглядного Володю тоже.

Алина подготовилась к "случайной" встрече. Когда студенты-финансисты веселились на вечеринке, она дома изучала интернет. Юровский её не впечатлил. А вот Володя оказался наследником миллиардов.

Всё прошло гладко, как только что почищенный лёд под её коньками. И ловкое падение в руки. И провожать пошёл. Котята, дети, волонтёрство. Она боковым зрением видела, Володя залюбовался. Чистый ангел!

Когда он сделал предложение, Алина растерялась. Слишком быстро. Она ещё не разведена. С мамой познакомь. Хм. Эта старая карга потребует денег или выдаст дочку с потрохами. Что делать?

 

* * *

Что случилось? Ещё вчера готов был осыпать лепестками роз и затачивать лезвия её коньков вручную, а сегодня Володя сидел в кафе как чужой, молчал, пил кофе и отводил взгляд. Не выдержал.

– Почему ты лгала мне? – спросил он, глядя прямо в глаза.

– О чём?!

– У тебя имя фальшивое, а муж настоящий. Я узнавал.

Алина нервно сглотнула. Решилась, раз "дело" не выгорело, открыть глаза этому балбесу.

– Да. Я сама устроила наше "знакомство". Тебе всё дано от рождения, а большинству приходится самим выкручиваться.

– Но это же низко!

– Только не надо мне читать мораль. Сам-то недавно глумился над бедными и наивными однокурсниками. "Володя оступился, ему нужно помочь", – передразнила Иркин голос Алина.

– Я себя за это осуждаю, – сказал он, нахмурившись.

– Считаешь себя самым умным, но ты же не догадался, что всё подстроено.

– Что именно? Про "случайную встречу" я уже понял.

– Ни с каким ребенком я не собиралась сидеть, я терпеть не могу детей. Да и с соседями не общаюсь.

– Волонтёрство тоже фикция?

– Волонтёром я, и правда, подрабатываю. Но мне совсем не жалко людей, обречённых на скорую смерть. Мы все умрём рано или поздно, – сказала Алина, расхохоталась.

Володю замутило. Почему он раньше не замечал, какой у неё противный смех. Со скрипом, с бесовскими нотками. Ногтями по стеклу приятнее. Это он ещё не узнал про найденных подкидышей. Бездомные котята были незапланированные, но оказались весьма кстати. Алина сразу увидела в них намёк на родословную, продаст на Авито как породистых без документов. Она уже так делала.

– Просто поражаюсь твоей слепоте. Ирка влюблена в тебя с первого курса. Она ради тебя готова среди ночи подскочить и мчаться в даль далёкую.

– Ты преувеличиваешь.

– Вспомни, кто ходил к тебе в больницу на втором курсе, когда ты ногу сломал на горнолыжном курорте. Кто вытаскивал тебя пьяного из полицейского участка, так чтобы отец не узнал и в академии?

– И что? Юровский тоже пару раз вытаскивал. Он тоже что ли в меня влюблён?

– Я после нашего знакомства на катке её спросила, почему ты не выдала меня, когда я увела Володю, а не Юровского, как договаривались? Знаешь, что она ответила?

– Что?

– "Может быть с тобой он будет счастлив".

Володя откинулся на спинку стула, переваривая услышанное. Ирка? Лучший друг и товарищ. Не может быть!

– Дурак ты, Володя. Ищешь каких-то ангелов. А ангелы не падают с небес. Они живут рядом, – сказала Алина и вышла из кафе.

Он расплатился и тоже вышел. Ноги привели его на каток. Там в ослепительных лучах прожекторов каталась девушка в обычных джинсах и светлой куртке. Почему он раньше не обращал внимания на её огненно-рыжие волосы? Ирка. Нет, не так.

– Иришка, Иринка, Ирочка, – сказала Володя, пробуя на вкус новое звучание.