Поиск
  • Станислава Бер

Меня зовут Адриан. Я солдат и не знаю слов любви


Я родился в Бельгии в 1880 году. Аист тряс меня, я обматерил его по дороге, и он подкинул младенца аристократам. Наверно, в наказание за какие-то их грехи. Глядя на младшего сына в почтенном семействе де Виартов, родня вздыхала - в семье не без урода. Отец мой славный был человек. Воспитывал меня, пытался привить мне манеры и изысканную речь, водил в оперу и на балет, а я его посылал к ёб... фене. Любая мелочь могла вывести меня из себя, и я смело пускал в ход кулаки. Сразу в морду, если что не нравилось.


Когда мне исполнилось 17 лет, отец отправил меня в Оксфорд и перекрестился. Все домашние перекрестились. Матушка, братья и даже слуги праздновали моё отбытие в туманный Альбион три дня.

- Что за хрень эта ваша математика, - отвечал я профессорам в университете. - Я на лекции муху проглотил. Зевал.

Скажем прямо, науки мне не давались. А вот спорт увлёк всерьёз. Тут я был первым.


В 19 лет жизнь моя наполнилась смыслом. Началась англо-бурская война. Я не вдавался в политические нюансы. Какая на хрен разница, кто с кем воюет?! Не думая ни секунды, я пошёл на призывной пункт. Через неделю я уже был в Африке. Под чужим именем потомственный аристократ служил солдатом и крошил буров в мелкую капусту.

- Скакать, стрелять, кровища кругом - п...здец полный. Разве это не прекрасно? - восхищался я видами.


Правда, очень скоро меня отправили в Англию на лечение. Я покидал боевой расчёт со слезами на глазах. Не от боли, нет. Ранение в пах и живот не позволили мне продолжить службу.

- Ну, ладно, побузил, и довольно. Отправляйся обратно в Оксфорд, - обрадовался папаша моему возвращению.

- Ага, щаз. Бегу и лампасы теряю. Я только начал наслаждаться жизнью.

- Ты же позоришь фамилию! - кричал отец.

- Мне насрать!


Отец вздохнул, смирился и похлопотал, чтоб меня взяли хотя бы в офицерский корпус. Служить - так с честью! В 1904 году я снова попал в Африку. Уже адъютантом командующего. Ну, вы не сомневайтесь - я там развернулся в полную силу. Крушил всё на своём пути. Даже сослуживцы побаивались.

- Этому идиоту всё равно, кого убивать, - говаривали они обо мне.


За боевые заслуги командование решило меня наградить.

- Ты семь лет сражаешься за Англию, а сам гражданин Бельгии. Как же так?!

- Какая вам на хрен разница? - не понял я вопроса.

В общем, дали мне и подданство, и чин капитана.


- Ну теперь-то он остепенится, - преждевременно потирал руки мой терпеливый папаша на свадьбе.

Я женился на графине Фридерике Марии Каролине Генриетте Розе Сабине Франциске Фуггер фон Бабенхаузен. Завоевал сердце дамы кавалерийским наскоком. Имя супруги полностью я никогда не мог выговорить. Она родила мне двух прелестных дочек. Я поиграл с ними, заскучал и опять пошёл примирять форму.

- Ты куда? - спросила меня жена, хлопая ресницами.

- На кудыкину гору кудыки собирать, - рявкнул я в ответ.


В дверь постучалась первая мировая война. Я доблестно служил в Сомали. Однажды дервиши заперлись в неприступной крепости. Но меня было не остановить. Пулей мне вышибло глаз и оторвало ухо, но я, сидя на верблюде, повёл отряд на штурм. Только после взятия крепости я обратился в мед.часть.

Адриан Картон де Виарт

В Англии меня подлечили. Я нацепил стеклянный глаз и обратился в комиссию - попросился на западный фронт. Там было самое мясо, и душа моя ликовала и рвалась в гущу военных событий.

- Но, извините, Вы же калека! - сказали мне в комиссии. - У Вас же нет глаза.

- Всё остальное же у меня, бл..дь, есть! - кричал я в ответ.


Они посовещались и нехотя разрешили. Я вышел и выкинул глаз. Он звякнул и покатился, радостно подпрыгивая на мостовой. На его место я надел чёрную повязку.

- Ну, чем я не адмирал Нельсон, а? - спрашивал я себя, разглядывая отражении витрин.


- Нам всем пизд..ц! - воскликнули немцы, узнав о моём назначении пехотным бригадиром.

Я не жалел ни себя, ни солдат и никогда не отступал. В сражении под Соммом меня ранили в плечо и голову, под Пашендалем - в бедро, на Ипре - в руку. С рукой пришлось повозиться, да. Полевой хирург отказался оперировать.

- Вам надо в Лондон, - сказал он, со страхом разглядывая мясной фарш вместо конечности.

- Лондон-херондон! Быстро отрезай, и я пошел обратно. Знаешь, сколько там ещё осталось недобитых?


Я оторвал себе два пальца, болтавшихся на лохмотьях кожи, призывая этого труса к активным действиям. Но в мирный Лондон вернуться всё-таки пришлось - началась гангрена. Кисть ампутировали полностью, и я снова явился в комиссию.

- К сожалению, мы не можем отправить Вас на войну, - развели они руками.

- Это ещё почему?! Рука - не голова, перевязал и вперёд.

- Война закончилась.


Я заскрипел зубами от разочарования и потребовал развязать другие военные действия. Чтобы я не мозолил глаза в столице, мне дали чин генерала и отправили в Польшу, в военную миссию. Однажды я летел на самолёте. Начало трясти, самолёт чихнул и разбился. Все погибли, я выполз из-под обломков. Какие-то русские, называющие себя литовцами, захватили меня раненого в плен. Правда, быстро вернули англичанам.

- Заберите его, пожалуйста. Он всех нас заеб...л.


В Польше меня страшно полюбили. Я стал для них чём-то вроде национального героя. Мне выделили угодья на острове. Все думали, что я ушёл на покой. Ага, как же! Началась вторая мировая.

- Нужно организовать оборону на Висле и отодвинуть войска от границы, - подсказывал я по старой дружбе полякам.

- Вы вообще кто? У Вас ни руки, ни уха, ни глаза нет, - ответили панове, высокомерно раздувая щёки.

- Зато у меня, бл..дь, есть мозги!


Я быстро собрал британскую военную миссию и под обстрел Люфтваффе перевёл колонну через румынскую границу. Мы благополучно добрались до Англии, где я потребовал отправить меня фронт.

- У Вас, Виарт, половина тела отсутствует. Вам 60 лет. Уймитесь уже, генерал!

- Тогда я тут воевать начну, - пригрозил им я.


Командование почесало лысые затылки, раздумывая, куда бы впихнуть инвалида, и отправило меня в Норвегию.

- Это какой-то пизд...ц! - разочаровался я в союзниках.


Они тупо забыли лыжи, и немцы нас разбили на голову. Я, естественно, уцелел. В Лондоне слегка удивились, потому что всё-таки надеялись на летальный исход. Делать нечего, отправили меня в Югославию на переговоры. Самолёт упал в горах Италии. Из-под обломков живого достали только меня. Так я попал в плен к макаронникам.

- Вы думаете, я сдался? Не дождетесь!


Одной рукой я 7 месяцев рыл подкоп. Неделю погулял по окрестностям, меня опять схватили, посмотрели внимательно и отправили на переговоры в Лиссабон. Оттуда я вернулся в Англию. Там поняли, что я неубиваемый и всегда возвращаюсь. Как бумеранг. Служить я буду ещё лет двести, а то и больше. Поэтому решили закинуть меня подальше. Так я попал в Китай личным представителем Черчилля.


В Китае разгорелась гражданская война. Я было захотел в ней поучаствовать, но Англия запретила мне вмешиваться во внутренний конфликт. Я скрипел зубами от обиды. Потом я подружился с генералиссимусом Чан Кайши, уговаривая его отхерачить японцев. Он отказался, приглашая меня вступить в китайскую армию.

- Такие полководцы нам нужны.

- Скучно у вас тут. Мирно, - теперь уж отказался я.


Вернувшись на родину, я вышел в отставку и умер в Ирландии в 1963 году в своей постели. Счастливому Одиссею, как меня прозвали коллеги, было 83 года.

Просмотров: 2
© 2020 Станислава Бер.   Если Вам нравится эта страница, расскажите друзьям: